НЕ ЧАСТНОЕ ДЕЛО:
домашнее и сексуальное насилие
в отношении женщин на востоке Украины

Amnesty International в 2019 году провела основательное исследование проблемы домашнего и сексуального насилия на востоке Украины. Мы проанализировали украинское законодательство и работу государственных институтов, а также объехали с интервью и фокус-группами Донецкую и Луганскую области. Мы общались с пострадавшими, представителями и представительницами международных и локальных организаций, правоохранительными органами и властью.

Даже официальная, неполная статистика домашнего насилия свидетельствует о росте количества случаев с начала вооруженного конфликта. Так, в 2018 году в Донецкой области количество административных производств по статье «Домашнее насилие» увеличилось на 76%, а в Луганской — на 158% по сравнению со средним показателем за предыдущие три года. Ситуацию обострили низкий уровень безопасности, присутствие военных, доступ к оружию, экономический и социальный кризисы, связанные с вооруженным конфликтом.

play
Люди, пережившие насилие, неохотно рассказывают свои истории. Часто они предпочитают остаться безымянными ради безопасности или из нежелания переживать свой мучительный опыт снова.
Тем ценнее для нас, что во время сбора материалов для исследования «Не частное дело...» мы встретили героинь, которые согласились говорить о домашнем насилии перед камерой. Благодаря этим женщинам и их историям кто-то осмелится разорвать отношения с обидчиком, кто-то обратится за помощью, а кто-то и сам станет помогать пострадавшим.

Подпиши требование ратифицировать
Стамбульскую конвенцию
Больше видео

Конфликт подчеркнул недостатки в государственной системе, которая должна реагировать на домашнее насилие и предотвращать его. Несмотря на положительные изменения в законодательстве, появление шелтеров и специальных полицейских подразделений, в работе государственных институтов есть немало недостатков. Так, полиция все еще часто отказывается регистрировать жалобы пострадавших от домашнего насилия, поэтому они прекращают обращаться к правоохранителям.

Законодательство предоставляет полицейским полномочия выдавать срочные запретительные предписания, которые обязывают обидчика покинуть место жительства пострадавшего лица и не контактировать с ней/ним до 10 дней. Однако, полиция применяет эти меры редко и не всегда обеспечивает их эффективное соблюдение.
Домашнее насилие до сих пор подпадает как под административное, так и под уголовное законодательство. Это часто не позволяет привлечь обидчиков к уголовной ответственности.

На момент написания доклада военные и полицейские были освобождены от административного судопроизводства в судах общей юрисдикции, что защищало их от уголовного преследования за домашнее насилие. Так, в ситуации, когда домашнее насилие совершал военнослужащий, сотрудник полиции составлял административный протокол, а дело передавал соответствующим военным формированиям, которые могли даже не начать расследование. Эта норма была отменена внесением изменений в Административный кодекс в июле 2021 года.

«Муж Ирины был неплохой, но его контузило в зоне АТО, он начал пить и начал ее бить. Наконец она как-то пришла ко мне и рассказала, что он ее бьет. Было сложно увидеть побои, так как ее тело все было покрыто псориазом на нервной почве, но она сказала: «Потрогай мою голову», — а голова вся была покрыта шишками...
Однажды она прибежала ко мне — он ее избил, хотел зарубить, но отправился за выпивкой. Пока приехала полиция, он закрылся в доме и кричал. Схватил одного ребенка и грозился зарубить топором. Он кричал: «Или вы уходите со двора, или я зарубаю детей». Он был пьяный и не в своем уме».
Прямая речь свидетельницы в деле на условиях анонимности, населенный пункт неподалеку от линии разграничения в Донецкой области, май 2019 года
Доклад Amnesty International >>>
«Когда приехала полиция, они сказали: «Мы не имеем права заходить в дом. Когда будет мертвое тело, тогда мы будем иметь право. Если мы выломаем дверь, мы себе же создадим проблемы». Это был дом Ирины, где она в то время жила, ее разрешения было достаточно, чтобы войти в дом. Ирина и ее две подруги вызвали другой полицейский патруль [из ближайшего города]. Тот патруль прибыл, быстро отреагировал и вытащил мужчину из окна».
Прямая речь свидетельницы в деле на условиях анонимности, населенный пункт неподалеку от линии разграничения в Донецкой области, май 2019 года
Доклад Amnesty International >>>
«Муж Ирины хорошо разбирался в законе. «Вы можете держать меня три часа, а потом вам придется освободить меня», — сказал он, и еще он начал бросаться вещами в сотрудника полиции. Полиция начала думать, не забрать ли детей. Они сказали нам: «Давайте мы заберем детей», и мы спросили их: «Что значит «заберете»? Они хорошо одеты и накормлены, лучше забирайте мужа». Они начали обсуждать, по какой статье возбуждать дело против ее мужа, и помню, что сотрудник полиции сказал, что по обвинению в домашнем насилии дело не пойдет, лучше взять жестокое обращение с детьми».
Прямая речь свидетельницы в деле на условиях анонимности, населенный пункт неподалеку от линии разграничения в Донецкой области, май 2019 года. Доклад Amnesty International >>>
«У одного ребенка была разбита губа. Девочка позже рассказала полиции, что отец бросил ее на землю, она упала, разбила губу, а затем он ударил ее ногой. Сотрудник полиции не дал направление к врачу, но они все равно поехали в районную больницу, чтобы зафиксировать телесные повреждения ребенка. Врач не осмотрел ребенка должным образом, просто взглянул на нее и сказал, что «у нее разбиты нос и губы». Ирине не выдали никаких документов или справок, потому что у нее не было направления от полиции».
Прямая речь свидетельницы в деле на условиях анонимности, населенный пункт неподалеку от линии разграничения в Донецкой области, май 2019 года Доклад Amnesty International >>>
«Пока Ирина была в полиции и в больнице, наступил поздний вечер. Ее подругам пришлось перевезти Ирину к ее родственникам, поскольку пока они вернулись, мужа уже отпустили, а так как запрещающего предписания не выдали, он пошел домой».
Прямая речь свидетельницы в деле на условиях анонимности, населенный пункт неподалеку от линии разграничения в Донецкой области, май 2019 года Доклад Amnesty International >>>
«Вскоре полиция наконец-то арестовала мужчину и открыла уголовное производство по факту телесных повреждений, нанесенных ребенку. Пострадавшую женщину убедили, у обвинений в домашнем насилии мало шансов на успех. Однако вскоре дело закрыли вследствие преждевременной смерти обидчика».
Прямая речь свидетельницы в деле на условиях анонимности, населенный пункт неподалеку от линии разграничения в Донецкой области, май 2019 года Доклад Amnesty International >>>

Доклад Amnesty International свидетельствует, что женщины на востоке Украины подвергались и сексуальному насилию со стороны военнослужащих, особенно в районах вдоль линии столкновения. Мы задокументировали 2 изнасилования, 1 покушение на изнасилование и 5 случаев сексуального домогательства, совершенных военными в течение 2017–18 годов в местах проживания гражданского населения.

Отчет уделяет внимание прежде всего подконтрольным правительству территориям Донецкой и Луганской областей, поскольку Amnesty International не имела доступа к неподконтрольным территориям. Впрочем, выводы и настоятельные рекомендации, приведенные в докладе, касаются всей Украины, ведь ежегодно физическому, сексуальному или психологическому насилию дома подвергается по меньшей мере миллион наших соотечественниц.

ЗагрузитьЗагрузить доклад