Опрос

МЕСТО И ОПЫТ НАСИЛИЯ
В СОЦИАЛИЗАЦИИ МУЖЧИН

Мужчины в Украине периодически подвергаются разного рода насилию, но проблема остается малоисследованной. Amnesty International в апреле-мае 2021 года провела всеукраинский социологический опрос более 2000 мужчин, чтобы изучить их отношение к насилию, их опыт, осведомленность и готовность поддерживать изменения. Опрос проводился не для того, чтобы сравнить опыт мужчин и женщин, которые чаще подвергаются домашнему и сексуальному насилию.

Почти каждый четвертый опрошенный мужчина сообщил, что подвергался физическому насилию на улице во взрослом возрасте. В то же время пострадавшими от домашнего насилия были только 6% взрослых мужчин. В детстве и юности опрошенные страдали от насилия больше. С уличными побоями сталкивалась треть украинских мужчин, буллингу и/или избиению в школе подвергалась четверть. О пощечинах и наказании ремнем дома до 16 лет рассказали 65% опрошенных.

«Мой подростковый возраст пришелся как раз на пик уличного насилия. Потому, конечно, видел, конечно, знаю. Были банды, у каждой банды был свой район. Управляли ими не взрослые, но старшие, 16–18 лет. То есть ходили, дрались с района на район.
Почему это было так? Не знаю. Потому что разруха была, полный произвол, беззаконие. Кто сильнее, тот всегда прав. По-моему, это правило никто не отменял и сейчас.
Раньше, если мальчик жалуется, это даже не приветствовалось. Какой ты мужчина, если жалуешься? То есть молчи, терпи, решай проблему сам».
Андрей, 45 лет, Кременчуг, участник опроса Amnesty International «Место и опыт насилия в социализации мужчин».
Все истории собраны на условиях анонимности, имена изменены.
«Проявления насилия были, конечно, в детском возрасте. В 80-е годы бегали с битами, с цепями… Дураков всегда хватает.
Смотрите, первое правило — и главное, на нем все базируется. Лучшая битва — та, которая не состоялась. Понимаете? Когда уладили конфликты. И всегда нужно искать способ… У меня многие недруги стали друзьями. Я считаю это главным своим достижением».
Дмитрий, 48 лет, Киев, участник опроса Amnesty International «Место и опыт насилия в социализации мужчин».
Все истории собраны на условиях анонимности, имена изменены.

Примечательно, что украинские мужчины видят наибольшую угрозу физического насилия именно со стороны других мужчин (78%), преимущественно незнакомых на улице, представителей криминальных групп и силовых структур.

В школе насилие и буллинг совершали в основном одноклассники или другие школьники мужского пола. Среди тех, кто совершал домашнее насилие в отношении мальчиков, респонденты чаще всего называли отца, отчима, партнера матери (45% из столкнувшихся с насилием до 16 лет) или мать, мачеху, партнерку отца (32%). Почти такая же ситуация с проявлениями домашнего насилия в отношении мужчин после 16 лет: в качестве агрессора здесь тоже чаще всего указывали отца или отчима.

Большинство украинских мужчин, независимо от возраста и среды, склонны умалчивать о случаях насилия. Одна из причин, почему мужчины не настроены обращаться за помощью, — то, что они не всегда распознают эти ситуации как насилие. Например, только 25% отметили, что подвергались домашнему насилию в детстве и юности. Однако об опыте, когда члены семьи их били ремнем или давали им пощечины, рассказали 65% опрошенных.

Табуированность темы насилия в украинском обществе также мешает пострадавшим мальчикам и мужчинам обращаться за помощью: часто они считают, что должны справиться с проблемой сами. К тому же распространено мнение, что о случаях насилия не нужно говорить вообще.

В школе был момент: у меня волосы были не короткие, а время тогда еще было... не как сейчас. И физрук, наверное, в шутку, но пытался мне волосы подстричь и просил одноклассников: «Держите руки, я его подстригу». Может, если и состриг — какую-то прядь... Но было такое чувство неприятное.
Станислав, 44 года, Днепр, участник опроса Amnesty International «Место и опыт насилия в социализации мужчин».
Все истории собраны на условиях анонимности, имена изменены.
«Когда-то я шел по улице, а возле меня несколько подростков. Мне уже было, наверное, лет 18–20, а им 14–15. И, что-то, сигарет у меня попросили. Я, может быть, и грубовато ответил, что не дам. Ну, они и ушли. метров через 800 меня догнало 15 человек и началась сначала словесная перепалка, а потом меня один ударил по голове, второй. Третий раз я уклонился и мог бы дать сдачи, но… сдачи я не дал. И, как это сказать? Убежал… Потому что это было нереально: их 15, и кто его знает — сейчас нож достанут… На улице много людей, а никто не подходит. Ну, я хорошо бегаю, потому… (смеется).
Станислав, 44 года, Днепр, участник опроса Amnesty International «Место и опыт насилия в социализации мужчин».
Все истории собраны на условиях анонимности, имена изменены.

И хотя мужчины чаще всего не готовы обращаться за помощью в случае насилия, большинство из них поддерживают введение более строгих наказаний за насилие и более активное вовлечение правоохранительных органов в борьбу с ним. Большинство опрошенных согласились: мальчиков нужно воспитывать так, чтобы предотвращать домашнее насилие в будущем. Кроме того, для большинства респондентов оказалась близкой идея воспитывать мальчиков и девочек в ценностях гендерного равенства.

Мужчины готовы выступить против насилия и поддержать системные изменения на государственном уровне — показал опрос. Ратификация Стамбульской конвенции заставит власти усовершенствовать и законодательство, и работу ответственных органов, а также будет стимулировать внедрение образовательных программ и повышение осведомленности людей о проблеме.

Хочешь что-то изменить — действуй!